Стокгольмский синдром бытовой

Рубрики Здоровье

Содержание:

Что такое стокгольмский синдром

Содержание статьи:

  1. Понятие и причины
  2. Проявления
  3. Разновидности
    • Бытовой
    • Корпоративный
    • Синдром покупателя

  4. Особенности лечения

Стокгольмский синдром (он же синдром заложника) — это линия поведения, которая иногда возникает между жертвой и агрессором. Точнее — изменение нормального, природного отношения обиженного к обидчику на не совсем понятные окружающим эмоции. То есть смена страха, ненависти на сочувствие, симпатию и даже любовь.

Понятие и причины стокгольмского синдрома

О феномене «превращения» мучителя в положительного героя в глазах жертвы широко заговорили в 70-х годах прошлого столетия после громкого ограбления одного из банков Стокгольма. Примечательным этот криминальный случай стал потому, что после 6-дневного пребывания в заложниках последние вдруг встали на сторону своих похитителей. Мало того, одна из заложниц даже обручилась с налетчиком. Поэтому такая нестандартная психологическая реакция на стрессовую ситуацию получила название «стокгольмский синдром».

На самом деле свойство потенциальной жертвы со временем переходить на сторону своего обидчика было замечено намного раньше. Еще во второй половине 30-х годов Анна Фрейд завершила работу своего знаменитого отца и предоставила миру концепцию психологической защиты человека в сложной стрессовой ситуации, которая во многом объясняла такое поведение. Согласно основным тезисам этой концепции, жертва, находясь определенное время со своим мучителем, начинает отождествлять себя с ним. В результате ее гнев, ненависть, страх и обида сменяются пониманием, оправданием, сочувствием, симпатией к обидчику.

Для развития стокгольмского синдрома есть несколько предрасполагающих факторов:

    Длительное совместное пребывание заложников (жертв) и преступников (агрессоров);

Гуманное отношение к жертвам — именно лояльное отношение имеет все шансы в определенный момент вызвать в них чувство благодарности и сочувствия к своим обидчикам;

Наличие реальной угрозы здоровью и/или жизни, которая явно выражается агрессором;

  • Отсутствие других вариантов развития событий, которые отличаются от продиктованных захватчиками.
  • Условно механизм развития стокгольмского синдрома можно описать следующим образом:

      Установка «особой» связи между жертвой и агрессором в условиях вынужденного тесного общения.

    Готовность жертв к полному подчинению с целью сохранить себе жизнь.

    Сближение с агрессором в ходе разговоров, расспросов, рассуждений. Благодаря изоляции со своим обидчиком у жертвы есть возможность узнать причины и мотивацию его агрессивного (преступного) поведения, его мечты, переживания, проблемы.

  • Формирование под воздействием стресса и лояльного поведения агрессора эмоциональной привязанности к нему, возникновение чувства благодарности за сохраненную жизнь, а также желания понять, поддержать, помочь ему.
  • В результате люди, которые проходят все эти четыре этапа, не только переходят «на темную сторону», но и могут даже оказывать сопротивление при освобождении.

    Проявления стокгольмского синдрома

    Определить наличие у человека «синдрома заложника» не сложно — есть несколько характерных признаков такой психологической реакции, которые встречаются в любом варианте ситуации «жертва-агрессор»:

      Отождествление себя с преступником (тираном). Жертва насилия изначально (на подсознательном уровне) выбирает тактику покорности, рассчитывая на благосклонность агрессора и на то, что это поможет сохранить ей жизнь. В процессе дальнейшего общения покорность постепенно перерастает в сочувствие, понимание и даже одобрение поведения тирана. Именно поэтому есть случаи, когда заложники защищали и оправдывали своих похитителей, а пострадавшие от домашнего насилия — своих агрессивных домочадцев.

    Искажение реальности. Длительное пребывание в тесном общении со своим обидчиком имеет еще одну сторону для жертвы — у нее меняется ракурс видения происходящего. Если захватчиками движут политические или идеологические мотивы, склонный к стокгольмскому синдрому человек может настолько проникнуться идеями и обидами террористов, что будет считать их действия правильными и справедливыми. Подобная реакция формируется и при бытовом насилии. Только в этом случае «скидка» насильнику дается за счет трудного детства, тяжелой работы (или ее отсутствия), болезни, алкоголя, собственного бессилия и т.д.

  • Переоценка ситуации. Стрессовая ситуация настолько обостряет боязнь за свою жизнь, что жертва начинает воспринимать любые попытки ее улучшить отрицательно. Так, в случае заложников — они боятся освобождения еще больше, чем террористов. Согласно их размышлениям, мирное сосуществование с преступниками дает больше шансов выжить, чем при попытках спасения. Ведь исход спасательной операции может быть непредсказуемым — они могут погибнуть и от рук захватчиков, и от рук самих спасателей. В быту ситуация аналогична: жертва отчаянно защищает своего агрессора, отвергая любые попытки изменить ситуацию (развод, вмешательство родственников или правоохранительных органов), подсознательно боясь еще больше его разозлить. Она живет потребностями и желаниями своего тирана, а не своими собственными.
  • Разновидности стокгольмского синдрома

    Как уже упоминалось, синдром заложника может проявляться не только в условиях захвата или ограбления. Кроме этих ситуаций, такой феномен поведения может наблюдаться в быту и на работе. Рассмотрим эти случаи подробнее.

    Бытовой (социальный) стокгольмский синдром

    Примечательно, что примеры стокгольмского синдрома встречаются не только в ситуации «заложник-преступник». Есть случаи, когда такая модель отношений работает и в быту, в семье. В этой ситуации один из супругов (детей, родственников) отчаянно защищает своего домашнего агрессора. Чаще всего в роли жертвы выступает жена, в роли агрессора — муж.

    И здесь может быть несколько причин развития такого ущербного сценария отношений:

      Особенности характера. В этом случае представительница прекрасного пола уверена в том, что она просто не достойна нормальных отношений или воспринимает отношения по принципу «бьет — значит, любит», «лучше уж так, чем быть одной». Поэтому неуважительное, грубое отношение к себе воспринимает как должное. Мужчина же, который от природы имеет властный, взрывной характер, выбирает себе в супруги именно такую, слабую женщину, которой он сможет управлять, повелевать и самоутверждаться.

    Ошибки в воспитании. Сделать из дочери жертву могут и сами родители, которые воспитывают ее методом угнетения, критики и унижения, или вообще не занимаются ребенком, вызывая в нем чувство ненужности. В свою очередь вырасти тираном может мальчик, который воспитывается в атмосфере агрессии и унижения, впитывает ее в себя как норму отношений и несет во взрослую жизнь.

  • Последствия травматической ситуации. Роль «смирно терпящей» может сформироваться у женщины уже в ситуации насилия как защитный механизм. Она думает, что если будет вести себя покорно и тихо, то у ее тирана будет меньше поводов для гнева. Значительно усложняет такую ситуацию наличие детей — зачастую именно попытки сохранить полноценную семью (по ее мнению) заставляют женщин прощать своих обидчиков. Та же стрессовая ситуация, связанная с насилием, может сделать из мужчины агрессора. Пережив ее однажды в роли жертвы, он решает отыгрываться за свой позор или бессилие на других.
  • Очень часто такая форма отношений приобретает форму замкнутого круга: насилие — раскаянье — прощение — насилие. Слабость характера жертвы и ее неспособность решить проблему «в корне» дает агрессору возможность издеваться дальше.

    В результате пострадавшая сторона вырабатывает определенную тактику выживания рядом со своим мучителем:

      Акцентирование на положительных и отрицание негативных эмоций. К примеру, благостное спокойное поведение агрессора каждый раз воспринимается как надежда на улучшение отношений, и жена отчаянно старается ничем его не нарушить. И при этом так же отчаянно старается не думать о том, что будет, если тиран все же «сорвется».

    Утрата своего «Я». Попытки сохранить хрупкий мир в семье заставляют жертву настолько проникнуться интересами, привычками и желаниями своего мучителя, что она начинает жить его жизнью, забывая о своей. Ее целью становится первоочередное удовлетворение потребностей тирана и полная поддержка любого его мнения. Свои же потребности и жизненные кредо отходят далеко на задний план.

    Скрытность. Нежелание постороннего вмешательства в семейную ситуацию и неприятие ущербности отношений заставляет женщину (ребенка) максимально ограничивать доступ к своей личной жизни. Они либо избегают разговоров на тему семейных взаимоотношений, либо ограничиваются стандартной фразой «все нормально».

    Гипертрофированное чувство вины. Мало того, что домашний агрессор постоянно получает от своей жертвы прощение, очень часто она сама винит себя (свой характер, поведение, умственные способности, внешность и т.д.) в том, что он ведет себя агрессивно.

  • Самообман. Еще одно психологическое приспособление к ситуации при стокгольмском синдроме в быту, когда страдающий от насилия член семьи убеждает себя в положительности агрессора. Это формирует ложные чувства уважения, любви и даже восхищения.
  • Корпоративный стокгольмский синдром

    Работа — еще один «фронт», где человек может проявлять свои диктаторские наклонности. Неудивительно, что жесткие требования начальства в отношении объемов, сроков работы, дисциплины, корпоративной культуры формируют у многих работников патологическое чувство вины, беспомощности и собственной некомпетентности.

    Часто работодатели используют общеизвестный принцип кнута и пряника, стимулируя работу специалиста мнимыми компенсациями — премиями, отгулами, повышением и другими привилегиями. Однако, когда работник, уставший выполнять сверхурочную или не свою работу, все-таки насмелится потребовать обещанное — начальник-тиран покажет свои «зубы», найдя сотню причин, чтобы отказать. Вплоть до оскорблений, обвинения в некомпетентности и даже угрозы увольнения. И если у человека развился стокгольмский синдром в отношениях с начальником, он безропотно (или тихо ропща) пойдет работать дальше.

    Примечательно, что действительно продуктивного работника увольняют очень редко. Поэтому иногда для снятия напряжения ему все-таки подкидывают «конфетку» в виде благожелательных откликов, похвалы или материальных выгод (бонусов, премии и т.п.).

    «Сломленный» такими условиями работы сотрудник со временем настолько свыкается с перегрузкой и неблагодарным отношением, что воспринимает это как должное. Его самооценка снижается, а желание что-либо изменить вызывает внутреннее сопротивление. При этом страх увольнения или боязнь не оправдать ожидания начальства становятся одними из самых главных движущих сил. А сама мысль о смене работы не допустима.

    Стокгольмский синдром покупателя

    Интересно, что современные психологи выделили еще одни нестандартные отношения, подпадающие под понятие синдрома заложника. Это отношения шопоголика и товаров (услуг). В этом случае в роли жертвы выступает человек, который не может обуздать свое желание делать покупки, а в роли агрессора — сами покупки (услуги).

    В этом случае шопоголик не только не признает, что его покупки бесполезны (не нужны, не практичны, излишне дороги и т.д.), а сам он зависим от покупок, он отчаянно пытается убедить окружающих в обратном — в том, что купленные им вещи или оплаченные услуги крайне необходимы. И пусть не прямо сейчас, но позже обязательно пригодятся.

    Одним из очень веских (по их мнению) оправданий могут быть скидки, акции, бонусы и распродажи. И пусть где-то в глубине души они осознают, что все эти «приманки» не последние и будут повторяться не раз, там же, в душе, живет страх, что этого не случится. Поэтому шопоголикам очень трудно сдержать свое желание совершить покупку или оплатить услугу.

    Особенности лечения стокгольмского синдрома

    Синдром заложника — это проблема психологического характера, поэтому она требует, в первую очередь, помощи психолога. Лечение в этом случае будет направлено на решение следующих задач:

      Осознание своего положения жертвы и ущербности ситуации.

    Понимание нелогичности своего поведения и поступков.

  • Оценка бесперспективности и иллюзорности своих надежд.
  • Наиболее сложный для коррекции вид стокгольмского синдрома — бытовой, поскольку очень сложно убедить жертву домашнего насилия в том, что единственным выходом из ситуации является уход от насильника. И все надежды на то, что он изменится — тщетны. Наименее опасный в плане лечения покупательский синдром — его коррекция занимает меньше времени и дает более эффективные результаты.

    Самый лучший способ, как избавиться от стокгольмского синдрома на работе — смена этой самой работы. Однако, если на данный момент это не совсем подходящий вариант, есть несколько советов, как, по крайней мере, немного смягчить рабочую атмосферу. Во-первых, найдите самый удобный для вас способ поднять свою самооценку (самовнушение, советы психологов, психологические практики и т.д.). Во-вторых, правильно расставьте жизненные приоритеты и помните, что работа — это всего лишь работа. В-третьих, храните и цените свою индивидуальность, ваши интересы и предпочтения не должны в обязательном порядке совпадать с интересами и предпочтениями руководства. В-четвертых, не зацикливайтесь, даже если вы пока что не можете решиться сменить работу, ничто вам не мешает находиться в курсе рынка труда — просматривайте вакансии, посещайте «нужные» для карьеры мероприятия, участвуйте в проектах и т.п.

    Как лечить стокгольмский синдром — смотрите на видео:

    Стокгольмский синдром: сущность и история термина

    Воистину человеческая психика преподносит иногда сюрпризы представителям Homo Sapiens: каких только нелепых синдромов и фобий не бывает у человека. В рейтинге самых странных стокгольмский синдром мог бы занять почетное место. В чем его суть и можно ли с этим бороться?

    Стокгольмский синдром: сущность и история термина

    Человек, услышавший о подобном психическом явлении, совершенно справедливо может подумать: «При чём здесь Стокгольм?» Дело в том, что впервые синдром был обнаружен в августе 1973 г. в городе Стокгольме в связи с захватом заложников в банке.

    Чаще всего подобный синдром наблюдают в экстренных ситуациях, связанных с захватом заложников. Но встретить его можно и в быту, в обычных семейных отношениях.

    Случай, после которого началось изучение синдрома

    Парадоксальная история, случившаяся в 1973 г. в Швеции, привлекла не только внимание журналистов, но и знаменитых психологов.

    Так до конца и не известно, чем покорил преступник своих жертв, поэтому психологам достался прекрасный материал для научных статей, расследований и диссертаций. Однако описывают стокгольмский синдром книги не только научного характера, но и художественного: «Плененная во тьме» (С. Дж. Робертс), «Так поступают братья» (Дерекика Снейк), «Интервенция любви» (Ольга Горовая) — одним словом, Ян-Эрик Олссон обогатил не только криминалистику, но и литературу весьма пикантными сюжетами.

    Факторы, порождающие синдром

    Когда психологи стали анализировать стокгольмский синдром, то обнаружили, что подобное явление наблюдается не только в ситуациях, связанных с взятием заложников, но и при других обстоятельствах: например, во время вспышек домашнего насилия, включая сексуальное; или подобный сценарий реализуется во многих народных обрядах (вспомните обряд «похищения невесты» на свадьбе).

    Психологи объясняют, что при подобных стрессовых ситуациях человек хочет верить в благоприятный исход событий и в то, что агрессор не потерял своей гуманности, что он освободит свою жертву, когда придет время. Поэтому пострадавший от агрессии старается не нагнетать обстановку, выполнять все требования, а главное, он старается понять, что за человек перед ним находится, и чего от него можно ожидать.

    Если захватчик и заложники находятся вместе долгое время, то они вынуждены общаться друг с другом, что способствует гуманизации отношений. Причем «слабину» дают не только жертвы, но и сами агрессоры.

    Бытовой стокгольмский синдром

    Синдром заложника — довольно распространенное явление в быту. Несложно догадаться, что им страдают преимущественно женщины. Однако мужчины, позиционирующие себя как «жертву» сложившейся ситуации, тоже встречаются.

    Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. Такие женщины на самом деле страдают заниженной самооценкой. Они отклоняют самое логичное решение проблемы – разрыв отношений – поскольку боятся, что не встретят более достойного спутника жизни, или же вообще считают, что не достойны лучшей жизни. Что, конечно, является ошибочным утверждением, которое легко «сломать» на приеме у опытного психолога.

    Профилактика синдрома

    Профилактикой стокгольмского синдрома активно занимаются террористы, которые решаются на захват заложников. Им совсем невыгодно испытывать симпатию к своим жертвам, поэтому они целенаправленно избегают любых контактов с заложниками: часто меняют охрану, завязывают людям глаза и затыкают рты, совершают нелогичные и жестокие поступки и т. д.

    Правоохранительные же органы всеми силами пытаются, наоборот, способствовать развитию синдрома, поскольку симпатия между преступниками и их жертвами упрощает процесс переговоров и дает определенные гарантии, что никто не пострадает.

    Известные случаи в России

    Стокгольмский синдром России известен не понаслышке. Например, многие узники концлагерей сталинских времен буквально «молились» на великого вождя, по приказу которого они и были арестованы, а также плакали о нем, когда Иосиф Виссарионович умер в 1953 г.

    Российские женщины знамениты своей «жертвенностью», поэтому они чаще других попадают в душещипательные «семейные» истории, где их тираном становится или соотечественник, или заграничный муж.

    Известные случаи за рубежом

    За рубежом тоже можно отыскать пару-тройку случаев, когда можно наглядно убедиться, что из себя представляет стокгольмский синдром.

    Немного позже стало известно, что она примкнула к похитившей ее организации «Симбионистская армия освобождения». И это при том, что «С.А.О.» применяли к ней не только физическое насилие, но и сексуальное! После своего ареста в 75-м г. Херст заявила, что вступила в ряды «С.А.О.» под психологическим давлением. После того как девушка отсидела положенный ей срок за ограбления банка, она вернулась к нормальной жизни.

    Бытовой стокгольмский синдром: какие женщины страдают от него

    Люди, которые находились в заложниках, были жертвами издевательств или похищения, могут начать испытывать симпатию к своим мучителям — это явление широко известно как «стокгольмский синдром». Но немногие знают, что такая же проблема часто возникает и в бытовой среде — чаще всего в союзах, где один из партнеров доминирует над другим.

    Как часто синдром встречается?

    В семьях с атмосферой патриархата мужчина — ввиду того, что он обеспечивает семью, а потому «имеет больше власти» — может проявлять агрессию по отношению к своей партнерке, унижать, оскорблять ее, вымещая накопившуюся злость.

    По данным Росстата, вербальному насилию подвергается каждая третья женщина в России. Учитывая наш менталитет и стереотипную установку «не выносить сор из избы», реальные данные могут быть в разы больше. Часто абьюз не обходится лишь словами — статистика гласит, что физическое насилие на себе испытывала каждая пятая россиянка. К сожалению, не всем женщинам удается уйти от абьюзивных партнеров, поэтому можно говорить о том, что бытовой стокгольмский синдром встречается часто.

    Как работает бытовой стокгольмский синдром?

    Находясь в стрессовой ситуации, наш организм пытается всеми силами из нее высвободиться — хочется уйти, вырваться из отношений. Но если женщине не к кому обратиться, некуда уйти, у нее слишком низкая самооценка или ее с мужем связывают совместные дети, мозг включает другой защитный механизм. Для того, чтобы уменьшить вред, наносимый своей психике, женщина начнет защищать абьюзера, оправдывать его действия, находить каждому плохому слову свое объяснение. Она теряет связь с реальностью.

    Женщина, находящаяся в абьюзивных отношениях и оправдывающая насилие со стороны партнера, будет бессознательно стараться «соответствовать» неадекватным требованиям и надеяться на то, что тогда партнер поменяет отношение — так наш мозг пытается избавится от стресса.

    Как можно высвободить человека из этой ситуации?

    Иногда, распознав первые признаки абьюзера, женщины стремятся сразу же разорвать отношения —работает инстинкт не подвергаться опасности. Но некоторые женщины, ввиду большой неуверенности в себе, наличия какой-либо психической травмы, депрессии или нестабильности, держится за существующие отношения, даже если они разрушают ее — ведь наличие отношений, хоть и плохих — это некий «островок стабильности».

    Если жертва не понимает, насколько она «увязла» в токсичных отношениях, не слушает советы со стороны и яростно защищает партнера, когда его критикуют — в таком случае разорвать такие отношения можно лишь с помощью квалифицированного специалиста. Он будет работать с ее психикой, комплексами, поможет снова начать ясно мыслить.

    «На самом деле он не такой»: что такое бытовой стокгольмский синдром

    Люди, которые находились в заложниках, были жертвами издевательств или похищения, могут начать испытывать симпатию к своим мучителям — это явление широко известно как «стокгольмский синдром». Но немногие знают, что такая же проблема часто возникает и в бытовой среде — чаще всего в союзах, где один из партнеров доминирует над другим.

    Как часто синдром встречается?

    В семьях с атмосферой патриархата мужчина — ввиду того, что он обеспечивает семью, а потому «имеет больше власти» — может проявлять агрессию по отношению к своей партнерке, унижать, оскорблять ее, вымещая накопившуюся злость.

    По данным Росстата, вербальному насилию подвергается каждая третья женщина в России. Учитывая наш менталитет и стереотипную установку «не выносить сор из избы», реальные данные могут быть в разы больше. Часто абьюз не обходится лишь словами — статистика гласит, что физическое насилие на себе испытывала каждая пятая россиянка. К сожалению, не всем женщинам удается уйти от абьюзивных партнеров, поэтому можно говорить о том, что бытовой стокгольмский синдром встречается часто.

    Как работает бытовой стокгольмский синдром?

    Находясь в стрессовой ситуации, наш организм пытается всеми силами из нее высвободиться — хочется уйти, вырваться из отношений. Но если женщине не к кому обратиться, некуда уйти, у нее слишком низкая самооценка или ее с мужем связывают совместные дети, мозг включает другой защитный механизм. Для того, чтобы уменьшить вред, наносимый своей психике, женщина начнет защищать абьюзера, оправдывать его действия, находить каждому плохому слову свое объяснение. Она теряет связь с реальностью.

    Женщина, находящаяся в абьюзивных отношениях и оправдывающая насилие со стороны партнера, будет бессознательно стараться «соответствовать» неадекватным требованиям и надеяться на то, что тогда партнер поменяет отношение — так наш мозг пытается избавится от стресса.

    Как можно высвободить человека из этой ситуации?

    Иногда, распознав первые признаки абьюзера, женщины стремятся сразу же разорвать отношения —работает инстинкт не подвергаться опасности. Но некоторые женщины, ввиду большой неуверенности в себе, наличия какой-либо психической травмы, депрессии или нестабильности, держится за существующие отношения, даже если они разрушают ее — ведь наличие отношений, хоть и плохих — это некий «островок стабильности».

    Если жертва не понимает, насколько она «увязла» в токсичных отношениях, не слушает советы со стороны и яростно защищает партнера, когда его критикуют — в таком случае разорвать такие отношения можно лишь с помощью квалифицированного специалиста. Он будет работать с ее психикой, комплексами, поможет снова начать ясно мыслить.

    Стокгольмский синдром

    Что заставляет женщин испытывать жалость и даже более глубокие чувства к мужчинам с плохой репутацией , тиранам и деспотам? Сергей Шевцов-Ланг разбирается в психологическом феномене.

    Стокгольмский синдром — термин , которым обозначают позитивные эмоциональные отношения между жертвой и агрессором. Еще десятилетие назад этот психологический феномен рассматривался лишь в призме взаимоотношений преступников и их заложников. В наши дни данный термин широко распространен и в контексте семейных взаимоотношений , именно он объясняет поведение женщин , которые терпят физическое насилие от мужей. В чем суть « бытового» стокгольмского синдрома , и как разорвать тесную связь с супругом-тираном?

    Тесная связь

    Феномен стокгольмского синдрома несложен и сводится к тому , что жертва начинает испытывать к агрессору некую симпатию , чувствует от него эмоционально-психологическую зависимость , а также защищает его в глазах окружающих. К сожалению , подобные взаимоотношения встречаются и в семейной жизни. В них , как правило , жена является жертвой , а муж — «преступником». Однако нередко стокгольмский синдром проявляется и в отношениях родители-дети. При этом данным психологическим расстройством может страдать как ребенок , так и родители , находящиеся под гнетом властных детей.

    Причины формирования

    Психологи отмечают , что в 80% случаях « бытовой» стокгольмский синдром возникает у людей с определенным типом мышления. Большинство женщин со стокгольмским синдромом находятся в так называемой позиции жертвы. Они ощущают себя магнитом , притягивающим неприятности , видят мир в негативных тонах. При этом , если другие женщины пытаются бороться за свое счастье , то в данном случае представительницы слабого пола уверены , что большего они не заслуживают. Их участь — быть смиренными и терпеть агрессию мужа. В 90% подобное мироощущение — результат поведения родителей. Они были либо чрезмерно критичны к ребенку , даже в том случае , когда он явно старался угодить им , либо уделяли ему мало внимания и заставляли чувствовать себя ненужным. Причиной для формирования « бытового» стокгольмского синдрома может быть и психологический механизм защиты , который включается у женщины в момент гендерного насилия. Он основан на идее , что если жертва не будет противоречить агрессору , его вспышки гнева будут либо менее частыми и критическими , либо они будут направлены на иной объект. Кроме этого , большинство случаев гендерного насилия имеет два периода: сами унижения и издевательства и последующие за ними раскаянья. Эмоционально слабая женщина не выдерживает натиска и прощает агрессора. Спустя определенный временной промежуток схема повторяется. При этом нередко « бытовой» стокгольмский синдром основывается на общественных стереотипах , утверждающих , что одинокая женщина не может быть счастливой и состоявшейся. Представительницы слабого пола , идущие на поводу этих мнений , годами терпят физическое и психологическое насилие , не найдя в себе мужества разорвать « больные» взаимоотношения.

    Борьба с синдромом

    Истории известно много случаев , когда заложники закрывали своим телом преступников от пули , и даже сбегали вместе с ними. В семейных взаимоотношениях стокгольмский синдром сводится к тому , что искалеченная женщина либо оправдывает поведение мужа , ища причину его агрессии в себе , либо тщательно скрывает от окружающих его поступки. Большинство женщин со стокгольмским синдромом до конца жизни пытаются приспособиться к своему обидчику. И даже если к ним на помощь приходят родные люди , продолжают действовать вопреки собственным интересам и всячески мешают своему « освобождению» от мужа-тирана. Женщина должна сама осознать безрассудность своего поведения. И в этом ей может помочь психолог. Он проведет терапию , поможет заглянуть внутрь себя , чтобы найти и вырвать корни жертвенности. Зачастую , женщины терпящие насилие своих мужей , также несчастливы в других сферах жизни. Они играют , как говорят в простонародье , роль « подушки для битья», а это далеко не самая правильная жизненная позиция.

    Стокгольмский синдром

    Термин «стокгольмский синдром» означает психологическую аномалию, суть которой состоит в том, что потенциальная жертва, которая вначале испытывает чувство страха и ненависти к своему мучителю, спустя время начинает ему симпатизировать. К примеру, люди, взятые в заложники, впоследствии могут испытывать сочувствие к бандитам и без принуждения стараются им помочь, часто даже сопротивляясь собственному освобождению. Более того, через некоторый период времени может случиться, что между жертвой и захватчиком могут завязаться продолжительные теплые отношения.

    Причины стокгольмского синдрома

    Описанный случай доказывает то, что длительное совместное пребывание преступника и его жертвы иногда приводит к тому, что они, в процессе тесного общения, сближаются и пытаются понять друг друга, имея возможность и время общаться «по душам». Заложник «входит в ситуацию» захватчика, узнает о его проблемах, желаниях и мечтах. Часто преступник сетует на несправедливость жизни, власти, рассказывает о своих невезениях и жизненных невзгодах. В итоге заложник переходит на сторону террориста и добровольно пытается ему помогать.

    Впоследствии пострадавший может перестать желать собственного освобождения, потому что понимает, что угрозой его жизни может стать уже не преступник, а полиция и спецотряды, штурмующие помещение. По этой причине заложник начинает ощущать себя заодно с бандитом, и пытается по мере возможности помочь ему.

    Такое поведение характерно для ситуации, когда террорист изначально обходится с пленным лояльно. Если же человек поддается агрессии, его мучают побоями и угрозами, то из всех возможных чувств он может испытывать только страх за свою жизнь и открытую неприязнь к агрессору.

    Стокгольмский синдром – это ситуация, которая встречается относительно редко – только в 8% случаев с захватом пленников.

    Синдром заложника при стокгольмском синдроме

    Сущность стокгольмского синдрома заключается в том, что при абсолютной зависимости от агрессии преступника заложник начинает трактовать все его действия с хорошей стороны, оправдывая его. Со временем зависящее лицо начинает чувствовать понимание и привязанность, проявлять сочувствие и даже симпатию к террористу – такими чувствами человек неосознанно пытается заместить страх и гнев, выплеснуть которые он не может себе позволить. Такой хаос чувств создает у заложника ощущение иллюзорной безопасности.

    Данная терминология прижилась после нашумевшего случая с захватом людей в Стокгольме.

    В конце августа 1973 года сбежавший из мест заключения опасный преступник захватил центральный банк Стокгольма вместе с четырьмя банковскими работниками. Террорист, взамен на жизнь людей, потребовал предоставить ему определенную денежную сумму, оружие, заправленную легковую машину, а также досрочное освобождение своего друга по камере.

    Полиция пошла навстречу преступнику, освободив и доставив на место преступления его освобожденного друга. Остальные требования оставались под вопросом ещё пять суток, на протяжении которых и террористы, и заложники находились в замкнутом помещении банка под контролем полицейских. Невыполнение всех требований вынудило преступников пойти на крайние меры: был оговорен срок, в течение которого заложники будут убиты. Для достоверности своих слов один из грабителей даже ранил одного заложника.

    Однако на протяжении последующих двух дней ситуация в корне изменилась. Со стороны пострадавших и захваченных в плен людей начали звучать критические замечания по поводу того, что освобождать их не нужно, что они вполне комфортно себя чувствуют и всем довольны. Более того, заложники стали просить, чтобы все требования террористов были выполнены.

    Однако, на шестые сутки, полиции все же удалось взять здание штурмом и освободить захваченных людей, арестовав преступников.

    После освобождения якобы пострадавшие люди заявили, что преступники оказались очень хорошими людьми, и что их следует отпустить. Более того, все четверо заложников даже совместно наняли адвоката для защиты террористов.

    Симптомы стокгольмского синдрома

    • Жертвы пытаются отождествлять себя с агрессорами. В принципе, сначала этот процесс представляет собой своеобразный иммунитет, защитную реакцию, которая чаще всего основана на самостоятельно внушаемой мысли, что бандит не сможет навредить заложнику, если тот станет поддерживать его и помогать ему. Жертва целенаправленно жаждет получить снисхождение и покровительство преступника.
    • Пострадавшее лицо в большинстве случаев понимает, что мероприятия, которые предпринимаются для его спасения, в итоге могут представлять опасность и для него самого. Попытки освободить заложника могут закончиться не по плану, что-то может пойти не так и жизнь пленника окажется в опасности. Поэтому часто жертва выбирает, по её мнению, более безопасный путь – встать на сторону агрессора.
    • Длительное нахождение в качестве пленника может привести к тому, что преступник представляется пострадавшему уже не как лицо, нарушившее закон, а как обычный человек, со своими проблемами, мечтами и стремлениями. Особенно четко такая ситуация выражается в политическом и идеологическом аспекте, когда присутствует несправедливость со стороны власти или окружающих людей. В результате пострадавший может обрести уверенность в том, что точка зрения захватчика – безусловно правильная и логичная.
    • Захваченное лицо мысленно отодвигается от действительности – возникают мысли, что всё, что происходит – сон, который вскоре благополучно закончится.

    Бытовой стокгольмский синдром

    Психопатологическую картину, часто называемую также «синдромом заложника», часто можно обнаружить и в бытовых ситуациях. Сплошь и рядом наблюдаются случаи, в которых женщины, пережившие насилие и агрессию, впоследствии испытывают привязанность к своему насильнику.

    К сожалению, такая картина – не редкость в семейных отношениях. Если в семейном союзе жена испытывает агрессию и унижение от собственного супруга, то при стокгольмском синдроме она испытывает по отношению к нему точно такое же аномальное чувство. Подобная ситуация может сложиться и между родителями и детьми.

    Стокгольмский синдром в семье в первую очередь касается людей, которые изначально принадлежат к психологическому типу «страдающей жертвы». Такие люди были «недолюблены» в детском возрасте, они испытывали зависть к окружающим детям, любимым своими родителями. Зачастую они обладают комплексом «второсортности», недостойности. Во многих случаях мотивом их поведения является следующее правило: если меньше перечить своему мучителю, то его злость будет проявляться реже. Страдающий от издевательств человек воспринимает происходящее как должное, он продолжает прощать своего обидчика, а также защищает и даже оправдывает его перед окружающими и перед самим собой.

    Одной из разновидностей бытового «синдрома заложника» является посттравматический стокгольмский синдром, суть которого состоит в появлении психологической зависимости и привязанности жертвы, к которой применялось насилие в физической форме. Классическим примером считается перестройка психики человека, который пережил изнасилование: в некоторых случаях сам факт унижения с применением силы воспринимается как само собой разумеющееся наказание за что-либо. Одновременно с этим возникает необходимость в оправдании насильника и попытках понять его поведение. Иногда случались ситуации, когда жертва искала встречи со своим обидчиком и выражала ему свое понимание или даже симпатию.

    Социальный стокгольмский синдром

    Как правило, человек, который приносит себя в жертву сожителю-агрессору, намечает для себя определенные выживательные стратегии, которые помогают физически и морально выжить, ежедневно находясь бок-о-бок с истязателем. Однажды осознанные механизмы спасения со временем переделывают человеческую личность и превращаются в единственный способ обоюдного сосуществования. Эмоциональная, поведенческая и интеллектуальная составляющие искажаются, что помогает выживать в условиях бесконечного террора.

    Специалистам удалось выделить основные принципы такого выживания.

    • Человек пытается делать акцент на положительных эмоциях («если он не кричит на меня, то это дарит мне надежду»).
    • Происходит полное отрицание негативных эмоций («я об этом не думаю, мне некогда»).
    • Собственное мнение абсолютно повторяет мнение агрессора, то есть, полностью исчезает.
    • Человек пытается взять всю вину на себя («это я довожу и провоцирую его, это моя вина»).
    • Человек становится скрытным и не обсуждает свою жизнь с кем бы то ни было.
    • Жертва учится изучать настроение, привычки, особенности поведения агрессора, буквально «растворяется» в нем.
    • Человек начинает обманывать сам себя и в то же время верить в это: появляется ложное восхищение агрессором, симуляция уважения и любви, удовольствия от половой связи с ним.

    Постепенно личность изменяется настолько сильно, что по-другому жить уже не представляется возможным.

    Стокгольмский синдром покупателя

    Оказывается, «синдром заложника» может относиться не только к схеме «жертва-агрессор». Банальным представителем синдрома может стать обычный шопоголик – лицо, которое неосознанно делает дорогие покупки или пользуется дорогими услугами, после чего пытается оправдать ненужные траты. Такая ситуация считается частным проявлением искаженного восприятия собственного выбора.

    Говоря иначе, человек страдает острой формой так называемого «потребительского аппетита», однако, в отличие от многих людей, впоследствии не признает пустой траты денег, а пытается убедить себя и окружающих в том, что приобретенные вещи ему крайне необходимы, и если не сейчас, то потом уж точно.

    Такого рода синдром также относится к психологическим когнитивным искажениям и представляет собой постоянно повторяющиеся мыслительные ошибки и несоответствие высказываний с действительностью. Это было неоднократно исследовано и доказано в многочисленных экспериментах по психологии.

    Стокгольмский синдром в данном проявлении – пожалуй, одна из наиболее безобидных форм психопатологии, однако и она может иметь негативные бытовые и социальные последствия.

    Диагностика стокгольмского синдрома

    Современная психологическая практика при диагностике когнитивных искажений основана на целом сочетании специально продуманных клиническо-психологических и психометрических методов. Главным клиническо-психологическим вариантом считается поэтапный клинический диагностический опрос пациента и применение клинической диагностической шкалы.

    Перечисленные методы состоят из списка вопросов, которые позволяют психологу обнаружить отклонения по разным аспектам психического состояния пациента. Это могут быть аффективные нарушения, когнитивные, тревожные, спровоцированные шоковым состоянием или приемом психоактивных средств и пр. На каждом этапе опроса психолог может при необходимости перейти от одного этапа интервью к другому. Если нужно, то для окончательной диагностики могут быть привлечены родственники или близкие люди пациента.

    Из прочих наиболее распространенных в практике врачей диагностических методик можно выделить следующие:

    • оценочная шкала для определения степени тяжести психологической травмы;
    • шкала Миссисипи для определения посттравматической реакции;
    • интервью Бека для определения уровня депрессии;
    • интервью для определения глубины психопатологических признаков;
    • шкала ПТСР.

    Лечение стокгольмского синдрома

    Лечение проводится в основном при помощи психотерапии. Само собой разумеется, что применение медикаментозной терапии далеко не всегда уместно, так как мало кто из пациентов считает, что вообще страдает какой-либо патологией. Большинство пациентов отказываются принимать лекарственные средства в силу личных обстоятельств, либо прекращают назначенный курс, так как считают его нецелесообразным.

    Грамотно проведенная психотерапия может быть перспективным лечением, так как правильный настрой пациента позволяет ему самостоятельно вырабатывать эффективные варианты преодоления изменений психики, а также научиться распознавать иллюзорные умозаключения и вовремя предпринимать необходимые меры, и возможно, даже предотвращать когнитивные аномалии.

    Когнитивная схема лечения пользуется различными когнитивными и поведенческими стратегиями. Применяемые техники направляются на обнаружение и оценку неправильных представлений и дезориентирующих умозаключений и умопостроений. На протяжении лечебного курса пациент учится проводить следующие операции:

    • следить за своими мыслями, возникающими автоматически;
    • прослеживать взаимосвязь между своими мыслями и поведением, давать оценку своим эмоциям;
    • проводить анализ фактов, подтверждающих или опровергающих собственные выводы;
    • проводить реальную оценку происходящего;
    • распознавать функциональные расстройства, которые могут повлечь за собой искажение умозаключений.

    К сожалению, экстренная помощь при стокгольмском синдроме невозможна. Только самостоятельное осознание жертвой реального ущерба от своего положения, оценка нелогичности своих поступков и отсутствие перспективности иллюзорных надежд позволит отказаться от роли униженного и лишенного собственного мнения человека. Но без консультаций специалиста добиться успеха в лечении будет очень сложно, практически невозможно. Поэтому пациент должен находиться под наблюдением психолога или психотерапевта на протяжении всего периода реабилитации.

    Профилактика стокгольмского синдрома

    При проведении переговорного процесса во время захвата заложников одной из главных целей посредника считается подталкивание агрессивных и пострадавших сторон к обоюдной симпатии. Действительно, стокгольмский синдром (как показывает практика) значительно увеличивает шансы заложников выжить.

    Задачей посредника переговоров является поощрение, и даже провоцирование развития синдрома.

    В дальнейшем с людьми, которые оказались в заложниках и благополучно выжили, будет проведена неоднократная консультация психолога. Прогноз стокгольмского синдрома будет зависеть от квалификации конкретного психотерапевта, от желания самого пострадавшего идти навстречу специалисту, а также от глубины и степени травматизации психики человека.

    Сложность состоит в том, что все вышеописанные психические отклонения являются крайне бессознательными.

    Ни один из пострадавших не пытается понять настоящих причин своего поведения. Он проявляет свое поведение неосознанно, следуя подсознательно выстроенному алгоритму действий. Природное внутреннее желание жертвы чувствовать себя в безопасности и иметь защиту толкает её на выполнение любых условий, пусть даже придуманных самостоятельно.

    Фильмы про стокгольмский синдром

    В мировой кинематографии есть немало фильмов, которые наглядно иллюстрируют случаи, когда заложники шли навстречу террористам, предупреждая их об опасности и даже заслоняя их собой. Чтобы больше узнать о подобном синдроме, советуем посмотреть следующие кинокартины:

    • «Погоня», США, 1994. Преступник бежит из тюрьмы, угоняет машину и берет в заложницы покупательницу в магазине. Постепенно девушка лучше узнает похитителя и проникается к нему теплыми чувствами.
    • «Лишний багаж», США, 1997. Угонщик автомобилей угоняет очередной БМВ, не подозревая, что вместе с машиной он ворует ещё и девушку, которая спряталась в багажнике…
    • «Свяжи меня», Испания, 1989-1990. Фильм о похищении актрисы парнем, что впоследствии породило взаимные чувства друг к другу.
    • «Город воров», США, 2010. Захватывающий фильм о взаимоотношениях грабителя и его бывшей заложницы.
    • «Обратный след», США, 1990. Наемному убийце нужно расправиться с девушкой-художницей, ставшей невольной свидетельницей разборок мафии. Узнав девушку поближе, он влюбляется в неё и отправляется вместе с ней в бега.
    • «Палач», СССР, 1990. Девушка переживает изнасилование и, в целях мести, вынуждена нанять бандита. Однако возникает ситуация, которая заставляет жертву простить своих обидчиков.
    • «Стокгольмский синдром», Россия, Германия, 2014. Молодую девушку, отправившуюся в командировку в Германию, похищают прямо посреди улицы.

    Такое явление, как «стокгольмский синдром», принято относить к парадоксальным, а развивающуюся привязанность жертв к преступникам – неразумной. Так ли это на самом деле?

    Похожие статьи:

    • Список литературы о пневмонии Список литературы о пневмонии Калькулятор Сервис бесплатной оценки стоимости работы Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы Расчет стоимости придет на почту и по СМС Номер вашей заявки Прямо сейчас на почту придет […]
    • Энтеровирусная инфекция в алтайском крае Энтеровирусная инфекция: симптомы, лечение, признаки Энтеровирусная инфекция — это множественная группа острых инфекционных заболеваний, которые могут поражать детей и взрослых при заражении вирусами рода Enterovirus. Эти кишечные вирусы в последние годы […]
    • Сибирская язва ситуационные задачи с ответами Тесты для программированного контроля знаний студентов по инфекционным болезням Тема 2.27. Сибирская язва Задание 1. Последовательность развития клинических проявлений при кожной форме сибирской язвы везикула с геморрагическим содержимым Задание 2. […]
    • Волгоградский областной центр по профилактике и борьбе со спидом и из Областной центр по профилактике и борьбе со спид Адрес 400040, Волгоград, ул. Бажова, д. 2 , Краснооктябрьский район Телефон +7 (8442) 72-30-28 приемная +7 (8442) 72-33-01 +7 (8442) 72-38-45 горячая линия Часы работы Сейчас открыто пн-пт […]
    • Диета при гепатите стол Диета №5 (Стол №5) Диета №5 (стол №5) – лечебная система питания, разработана для людей страдающих от заболеваний печени, желчевыводящих путей и желчного пузыря — гепатита, холецистита, цирроза печени и других заболеваний. Повышенное употребление овощей и […]
    • Гомеопатия контагиозный моллюск Контагиозный моллюск, лечение гомеопатией Вопрос: Здравствуйте, уважаемый доктор! У сына (ему 3.5 года) контагиозный моллюск, лечение гомеопатией интересует. Моллюски у сына появились летом, потом нашла их и у себя. За последние 4 месяца контагиозные […]
    Другие публикации с нашего сайта:  Ванна из череды при ветрянке